Волжский правда «Волжская правда» в социальных сетях. Нажмите, чтобы подписаться на новости  → Одноклассники Вконтакте Facebook Twitter Mail.ru

подписка на сайт

МОЙКА копия

реклама четверга 4


П-Центр-ТДС - февраль 2018

Лента новостей

Экология

Последние комментарии

Погода в Волжском

Календарь новостей

« Февраль 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28        

_250х250.jpg

Баннер ВТПП для сайтов

 

ПАРАЦЕЛЬС

Партнеры

логотип утвержденный

 

Логотип Октябрь

 

Антону4


KSS

 

Парк 300х600

 

Фонд  визитка

 

Логотип ЦС

 

reklama-online

 

vpi banner vlzpravda 200x70

 

DTDM

 

pfrf34

 


Вторник, 13 Февраль 2018 11:09

Бабья доля в неволе

Автор 

Журналисты «ВП» побывали в ленинской женской колонии

На днях в СМИ появилась информация о создании в Госдуме рабочей группы, которая займется вопросом облегчения участи женщин, отбывающих наказание. Сейчас в местах лишения свободы находятся 47,7 тысяч представительниц слабого пола, хотя «слабыми» назвать многих из них язык повернется не у всякого. «Волжская правда» отправилась в одну из женских колоний, которая находится всего в 40 километрах от Волжского. О своем бурном прошлом, непростом настоящем, и планах на будущее нашему изданию рассказали сами заключённые ИК -28.

Рай среди ада

От свободы этих женщин отделяют только несколько метров «запретки», высокий забор с колючей проволокой, и статья. У каждого своя.

Массивная серая дверь с глазком, щелчок, и мы попадаем в небольшое помещение. Здесь надо оставить все запрещенное. В зону беру только фотоаппарат и блокнот с ручкой. Два шага, рамка металлоискателя издает резкий звук. Сотрудник колонии просит снять пуховик безо всяких скидок на то, что приехал журналист по договоренности с начальством, - порядок один для всех. Ручной детектор пищит как резаный, кажется, что «фонит» все - пряжки, пуговицы, клепки. Еще несколько минут досмотра и мы в зоне.

2

На сегодняшний день в ИК-28 388 заключенных. В основном сидят за наркотики и мошенничество. Основное направление работы – швейное производство. Дорога наша лежит мимо клуба, небольшого храма и … салона красоты. Да, есть здесь и такое. Как нам позже рассказала одна из повидавших разные колонии осужденных, в сравнении с другими 28-ая – практически рай. На территории колонии есть даже магазин, где любая девушка может заказать себе любые продукты из разрешенных. А по выходным все идут смотреть кино.

Заходим в отряд. Это небольшое двухэтажное здание.

8

Комната отдыха с телевизором, дальше душевая со стиральными машинами (к слову, это «автоматы»), бытовка для сушки белья, небольшая столовая, где можно почитать книги или попить чай. И в конце большое светлое помещение с огромными окнами и аккуратно заправленными кроватями. Если не видеть колючую проволоку – похоже на пионерский лагерь. На окнах даже нет решеток. Единственное, что выдает статус «жильцов» – таблички с именем, фото и сроком наказания на каждой грядушке. Но даже здесь - заколочки, бантики, ленточки. Женщина и за решеткой женщина. Пока мы осматриваем хозяйство, нам освобождают комнату для общения. А у двери уже ждут те трое, кто решил рассказать о себе сам.

6

Я не я, хата не моя

Яне 42 года - осуждена по статье 159 УК РФ («Мошенничество»). Внешне приятная, разговорчивая. В свободное время любит смотреть индийское кино.

3

– Я жила в Волгограде. О семье рассказывать особо нечего. Родителей нет. Только два брата, – начинает женщина. – Тут сижу ни за что.

С приговором суда Яна категорически не согласна. Говорит, что подставили. На свободе была индивидуальным предпринимателем, а три года назад решила продать свой земельный участок, обратилась в риэлтерское агентство. Несколько раз выезжала показать его покупателям. Потом риэлтора посадили, а после пришли и за ней.

– Понимаете, на суде ни один из свидетелей не смог меня узнать. Не понимаю, я так сильно изменилась? – продолжает Яна. – Но послушали их, а не меня.

Как говорят сотрудники колонии, у Яны сильный характер и недюжинные лидерские задатки. Если надо организовать что-то масштабное – это к ней. Специалисты знают, что осужденные за мошенничество, как правило, обладают особым даром убеждения.

После освобождения Яна хочет вернуться к прошлой жизни, к братьям, к друзьям. А еще подумывает добиться пересмотра ее дела. Как говорит, здесь, в зоне ей не до этого.

Но если верить обвинительному заключению, на самом деле жертвой обстоятельств и оговора обаятельная Яна вовсе не была. Как считают следователи, на протяжении года она участвовала в мошеннических схемах с квартирами и комнатами в общежитиях. Показывала жилплощадь, брала задаток и пропадала. Может именно поэтому и «нет времени» заняться составлением документов на пересмотр?

Предательство принца

Ольга, 36 лет. Осуждена на три года по статье 228 УК РФ («Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств»). До окончания срока осталось меньше полугода. Принципиально не пишет прошение на условно-досрочное освобождение.

4

– Я хочу отсидеть от начала и до конца. Это принцип. Причина? Есть у меня свои мысли по этому поводу, но я оставлю их при себе, – рассказывает Ольга.

Несколько лет назад успешная владелица гостиничного бизнеса в Ростове-на-Дону и подумать не могла, что в ее жизни произойдет такой крутой поворот. За плечами были два неудачных брака, когда Ольга поняла, что по-настоящему полюбила. Появившийся в ее жизни мужчина казался тем самым принцем на белом коне, который сможет сделать ее счастливой. Пара уже готовилась к свадьбе, когда будущий муж предложил переехать в Волгоград. Бизнес Ольги сдали в аренду, Роман (назовем его так) периодически продолжал ездить в Ростов на заработки. Жили неплохо, денег хватало, и арест гражданского супруга грянул, как гром среди ясного неба. Оказалось, что он промышлял наркоторговлей.

Ольга говорит, что, несмотря ни на что, была готова ждать. Ездила к супругу в колонию, поддерживала как могла. Вот во время очередной такой «свиданки» у нее и нашли пакетик с синтетическим наркотиком. Подкинули? Но кто?

Сама Ольга говорит, что после этого она перестала верить людям вообще. А ее молчание на прямой вопрос «Это сделал Роман?», красноречивее любых слов. Тем более, что вскоре после той встречи он вышел из колонии по УДО.

В зону к ней никто не приезжает. В коллективе Ольга держится особняком. По словам руководства колонии, она действительно ни с кем не дружит. Через полгода она хочет уехать домой, в Ростов. Вернуть назад свой бизнес, свою прежнюю жизнь. А еще посмотреть в глаза Роману и задать всего один вопрос: «За что?».

Убийца с большими глазами

Анна, 32 года. Стройная, симпатичная, огромные глаза и длинная роскошная коса. Участвует в самодеятельности, обладает чарующим голосом. С виду ни за что не подумаешь, что эта красавица дважды осуждена по статье 105 УК РФ («Убийство»).

7

– Сама я из Тобольска, там отсидела три года, потом перевели сюда, – начинает свою историю женщина.

Мама растила Анну с сестрой одна, отец от них отказался еще, когда девочки были маленькими. Надрывалась на нескольких работах, стараясь обеспечить дочерей, но в какой-то момент устала быть сильной женщиной и сломалась. Тогда в их семье появился алкоголь, а девочки были предоставлены сами себе.

Кое-как закончив школу, Анна устроилась продавцом на лоток с фруктами. А по вечерам пропадала с друзьями, среди которых были и судимые, и просто «безбашенные». Их компания была грозой района. На тот момент у девушки уже родилась дочь, и был гражданский муж - вот такое раннее взросление.

Роковую ночь, разделившую её жизнь на «до» и «после» женщина помнит очень хорошо. Сидели, пили, захотелось продолжения, но денег уже не было. Кто-то предложил ограбить круглосуточный магазин, который был не далеко. Так и поступили.

– Я не поняла, как все случилось. Но они убили продавщицу. А я у дверей стояла на шухере, – рассказывает Анна. – Ограбили и ушли по домам. Поняла, что натворили, уже утром. А потом нас очень быстро вычислили. И все. Приговор, срок – 19 лет. Это конец всему.

На момент, когда Анну арестовали, ее дочери еще не было и трех лет. Сейчас ей 15. Последний раз девочку привозили к маме три года назад.

Рассказывая об убийстве продавца женщина абсолютно спокойна и холодна. Да, убили, да, раскаиваюсь, и все. Слезы в глазах появляются только, когда вспоминаем о ребенке.

–Она знает где мама, и за что сидит. - начинает откровенничать Аня. - Сама она живет у моей несостоявшейся свекрови. Отец девочки порвал со мной все отношения, но дочь не бросил. Я пропустила в ее жизни все, и ничего о ней толком не знаю. Но очень, очень боюсь за нее. Именно за то, каким человеком она вырастет. А еще я не знаю, как мы встретимся. Как себя вести? Ей будет столько же, сколько мне, когда все случилось…

Сегодня Анна очень рассчитывает на условно-досрочное освобождение. На воле ее ждет дочь, с которой придется знакомиться заново. А еще, любимый мужчина, с которым она познакомилась уже находясь в колонии, по переписке. И всего через месяц у нее будет свадьба. Все как у людей - белое платье, банкет, только за колючей проволокой.

Пожалеть бы оступившуюся красавицу, но в этом слезном рассказе о погубленной юности есть страшное умолчание. Как оказалось, приговор был не один. Уже находясь под следствием по делу о нападении на магазин, Анна стала соучастником еще одного кровавого преступления. Только ограбить на сей раз бандиты решили квартиру. В итоге – 28 нанесенных жертве ножевых ранений. И как рассказать об этом маленькой девочке, живущей в Тобольске?

5

Когда возвращались из ИК-28 в Волжский, не давала покоя мысль – почему всю правду о себе нам рассказала только одна из женщин? Зачем тогда соглашались на разговор - от скуки, в качестве развлечения? Ведь каждая из них прекрасно понимала, что мы будем разговаривать и с руководством колонии, а значит, правда выяснится, еще до выхода за «запретку». Видимо, этим женщинам очень хочется хоть кому-то показаться небезнадежными. Других объяснений тут нет.

Оцените материал
(3 голосов)
Прочитано 109 раз

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев


Защитный код
Обновить

banner ad call center