Волжский правда «Волжская правда» в социальных сетях. Нажмите, чтобы подписаться на новости  → Одноклассники Вконтакте Facebook Twitter Mail.ru

подписка на сайт

ортомед на сайт


Лента новостей

гаи

Экология

Последние комментарии

Погода в Волжском

Календарь новостей

« Декабрь 2018 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31            

миссис банер

Партнеры

логотип утвержденный

 

Логотип Октябрь

 

KSS

 

Парк 300х600

 

 

 

 

 

reklama-online

 

vpi banner vlzpravda 200x70

 

DTDM

 

pfrf34

 


Суббота, 17 Ноябрь 2018 11:29

Как волжские казаки с сербскими монахами россиянам Крым возвращали

Автор 

Всем известно, что в большинстве войн на Руси первыми в бой шли казачьи полки. Сражались они самоотверженно, не думая ни о чем, кроме победы своего народа. Шли годы, менялись времена. Но дух казачества не сломить. Сегодня в городе активно возрождаются славные традиции прошлого, а потомки донцов всё так же встают на защиту слабых. «Волжская правда» решила рассказать о тех наших земляках, кто внёс прямой вклад в воссоединение России с Крымом.

 

На посту с югославскими братьями

В марте 2014 года раздался телефонный звонок: «Нужны добровольцы в Крым на охрану порядка во время референдума». Нынешний атаман ГКО «Станица Вознесенская» Александр Пискунов и казак Илья Гуцуляк сразу же согласились. Меньше чем через сутки оба в камуфляжной форме (с собой – сухпай на сутки, да нагайка) стояли на вокзале в Волгограде. Именно оттуда отъезжал автобус с добровольцами от нашего региона. Вскоре они были на полу-острове Тамань у ворот порта «Кавказ». За перешейком их ждала неизвестность.

– В Керчи нас покормили и отправили дальше до Севастополя, где уже распределяли по блокпостам, – продолжают казаки.

2

Во избежание беспорядков руководство Крыма попросило помочь россиян с охраной порядка. Главной задачей было контролировать посты, где досматривались машины, проезжающие по полуострову. При проведении референдума о статусе Республики было принято решение, что отдать свой голос любой крымчанин может только по месту регистрации. Лишь при этом условии можно было гарантировать чистоту референдума.

– Машины со всех областей Украины съезжались колоннами. И каждую мы должны были досмотреть, чтобы избежать провокаций со стороны несогласных, – рассказывает Илья. – С нами вместе были (на тот момент еще украинские) сотрудники госавтоинспекции, которые и останавливали транспорт. Приехали на помощь братьям даже сербы.

Бывшие военные, а ныне монахи одного из расположенных на территории бывшей Югославии монастырей, узнав о том, что нужны добровольцы, не раздумывали ни секунды. Забегая вперед, скажем, что в следую-щий раз с Ильей они пересекутся уже на настоящей войне. На Донбассе. А пока новым друзьям, объединенным с казаками православной верой, предстояло защитить интересы крымчан.

«Вы нас резать приехали?»

На наш вопрос «действительно ли люди были настолько рады, как это показывали в репортажах федеральных каналов?» волжане не задумываясь отвечают: «Ещё как!».

– Я даже не могу передать эмоции крымчан, – говорит Илья Гуцуляк. – Проезжая через пост, нас благодарили, останавливались, выходили, обнимались, просили сделать с нами селфи. Конечно, мы не отказывали. А рядом с постом было кафе. Так вот, в первый же день подошел к нам хозяин и сказал, что ждет нас каждый день на обед, совершенно бесплатно.

Но всё же те дни не были исключительно спокойными.

– Однажды нам позвонили и сказали, что у администрации одного из посёлков собирается толпа с палками и какими-то плакатами, – рассказывает Александр Васильевич. – Выехали на место. И тут получилась хохма. Увидев три наших «Урала» с людьми в камуфляже, толпа бросилась врассыпную. Пока мы выгрузились, на площади уже никого и не было. Только одна старушка подошла и спросила: «Ребята, а вы что, резать нас приехали?». Фраза, конечно, обожгла, но женщину заверили, что войны не будет.

3

 

«Милиция срывала тризубы и просила триколоры»

В день, когда стало понятно, что этот поход окончился победой без единого выстрела, волжане звонили своим родным и радовались вместе с ними. А крымчане с российскими флагами выходили на праздник.

– Стоявшие с нами на посту ДАИшники срывали украинские шевроны с формы и просили нас дать им с триколором, – улыбаясь, вспоминает Илья. – Были ли мы рады? Да. Но мы же просто вернули России наше.

В подарок от благодарных крымчан наши волжские казаки получили большого барана к праздничному столу. А вот спиртное было категорически запрещено. Признаются, что отметить по-настоящему, по-казачьи, смогли уже, когда приехали домой.

Заболевший войной

Встретившись с ним на улице, вы вряд ли сможете понять, сколько всего этот человек видел за свою жизнь. На первый взгляд – обычный парень, но с глубоким и тяжелым взглядом. За спиной у Ильи «Вторая Чеченская кампания», военный конфликт в Осетии, Крым, а потом и Донбасс. Сам о себе говорит как о человеке, который заболел войной. Его первый раз был в начале 2000-х. Именно тогда молодого парня после нескольких месяцев службы отправили на Кавказ.

4

 

– Было и больно, и страшно. Но я понимал, что я мужик и должен делать то, что я делаю. Почти два года гор, ущелий и спецопераций не прошли даром, – признается Илья.

Вернувшись на гражданку, он хотел поти на службу в ОМОН, но подвело здоровье. Началась обычная мирная жизнь, однако сердце рвалось туда, где можно было помочь Родине.

В августе 2008-го сидели в гостях у друга-осетина. В новостях показали сюжет о том, как грады со стороны Грузии накрывают маленькую, беззащитную страну, как гибнет население и русские миротворцы.

– Мы сидели молча минуты три после просмотра, а потом товарищ сказал, что надо ехать домой, помогать. Стоит ли говорить, что я поехал вместе с ним? Тем более, что здесь меня ничего не держало – ни жены, ни детей на тот момент у меня не было.

После Осетии отправился в Крым, а всего через два месяца после возвращения домой – в Донбасс.

В окопах дедов

То, что заваруха на востоке Украины неминуема, было понятно еще после присоединения Крыма. Слишком легко «ушёл» полуостров. Границу Илье на этот раз пришлось переходить по тропам, в обход всех постов и застав. А там, в пролеске, уже ждали ополченцы. Накормили, напоили. Из оружия с собой – опять всё та же верная нагайка.

Первое село, где оказался наш герой – Дмитровка. Здесь им надо было «окопаться». По словам командиров, к которым он примкнул, совсем скоро должно было начаться наступление с другой стороны.

– Знаете, что меня поразило. Окопы мы должны были рыть на небольшом кургане. На самом верху стоял памятник, на котором было написано: «Отсюда в 1943 году началось освобождение Донбасса от фашистских захватчиков». Понимаете, насколько это символично? Да и сами окопы мы рыли там же, где были окопы наших дедов, – говорит Илья. Окопались, укрепили позиции орудиями. Разведка доложила, что к селу пришли «грады», танки, минометные установки и порядка трех тысяч солдат. Ополченцев на холме было не больше 120-ти. Приказ – держать позиции любой ценой. Началось – несколько залпов, короткий бой и почему-то тишина. Разведка вышла в пролесок и увидела, что подразделения ВСУ исчезли. Чудо? Вскоре по местному ТВ показали сюжет, где говорилось, что именно в этом месте границу с Украиной якобы пересек спецназ ГРУ России. – Представляете, как мы смеялись. Никакого спецназа и близко не было. Простые ребята, форма – какую каждый сам купил, оружие – то, что отобрали или на складах нашли, а про нас вон как говорят, – улыбаясь, продолжает Илья. – Хотя, конечно, лучше так. Не знаю даже, как всё бы развернулось, если бы они нам дали бой по полной.

Вы тут мину забыли…

Отношения с населением были самые замечательные. Жили в одном из коттеджей, который предложили сами местные. Но наши честно скинулись и оплатили своё проживание. По словам Ильи, по тому курсу, который был в 2014-м, вышло порядка 15 тысяч рублей. Помимо самого дома, хозяева предложили и всё, что росло в огороде.

Но вот однажды на телефоны сельчан пришли смс, в которых четко было сказано, что если они не выгонят из деревни всех добровольцев и ополченцев, то Дмитровку сотрут с лица земли. Конечно, местные испугались. Пришли к командирам с просьбой уйти.

– Что делать? Собрались. Машины – в колонну. Последние переговоры между собой... и вдруг из одного из дворов дед выходит, дряхлый такой, и несёт мину. Видимо, не разорвалась после обстрела. И говорит: «Ребятки, смотрите, вы тут забыли». Что делать? В итоге решили кинуть мину в заброшенный колодец. Благо, она так и не взорвалась. Дед тот живой остался, – продолжает Илья Гуцуляк.

Говоря о местных жителях, волжанин признается, что люди там совсем по-другому относятся к войне. Для них – это своего рода третье измерение. Вокруг бой, а они картошку на огороде окучивают. А ополченцев стараются прикармливать.

Донецк и батальон «Восток»

После боев в Дмитровке и Снежинске, Илью Гуцуляка забрали инструктором в батальон «Восток», где он обучал вновь прибывающих в ряды ополчения тактике боя и умению пользоваться разными видами вооружения. Отдельно казак вспоминает тех, кто находился с ним рядом в боях. Те самые сербские четники, которые были в Крыму, воевали и на Донбассе. К сожалению, на момент отъезда нашего земляка домой в живых остался только один из монахов.

– Чеченцы тоже молодцы. И воюют хорошо и страха не знают. После приказа – «Аллах Акбар» и в бой. Не думают о том, вернутся или нет. Вместе с ними мы отбивали аэропорт Донецка, – продолжает наш собеседник. – Чеченцы вообще одними из первых приехали на помощь Донбассу. Следом потянулись и другие народы с Кавказа. А там и казачество пришло. Ну не можем мы братьев бросить в беде…

Сегодня он здесь, а завтра уже, возможно, на горной тропе – идёт туда, где война…

Оцените материал
(0 голосов)
Прочитано 289 раз

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев


Защитный код
Обновить

banner ad call center

 

пользовательское соглашение